26 декабря 2010 - Author капитан   Category Новости    Comments 2 комментария   Tags

Новый облик бродит по планете

На прошедшей неделе в информационном агенстве «РИА Новости» провели уникальную в своем роде телеконференцию в режиме on-line. Руководящая «элита» Российских Вооруженных сил на себе ощутила насколько изменился благодаря современным технологиям мир. В Москве находился начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ – первый заместитель министра обороны РФ генерал армии Николай Макаров. Перед ним на экранах – все командующие военными округами страны: командующий Западным военным округом генерал-полковник Аркадий Бахин, командующий Центральным военным округом генерал-лейтенант Владимир Чиркин, командующий Восточным военным округом адмирал Константин Сиденко, командующий Южным военным округом генерал-лейтенант Александр Галкин. Тема телеконференции – «Военно-административное деление Российской Федерации и создание системы управления Вооруженными силами».(Игра в модернизацию продолжается!)

АРМЕЙСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ Конечно, глубинный смысл трансформации управления армией не в том, что благодаря спутниковой связи можно объединять в одну живую конференцию регионы континентальной России, да и в целом любые точки мира. Новая реальность – глобализация благодаря IT-технологиям – давно уже перевернула все аспекты функционирования армий да и в целом общества. (Перевернуть-то перевернула, да нет ничего этого в нашей армии...) Никого сегодня не удивит, например, оркестр, который собран через Интернет в режиме on-line из разных стран и, управляемый дирижером с экрана, вполне слаженно исполняет сложнейшие партитуры. Для того чтобы соответствовать современным стандартам обороноспособности, конечно, недостаточно только внедрения новых IT-технологий в войска, хотя это одно из основных условий обороноспособности и безопасности. Об этом и шла речь в ходе телемоста.

Сегодня можно определенно сказать, что процесс трансформации Российской армии перешел в качественно новую и необратимую стадию (кранты нам скорополные наступят господа офицеры). Как подчеркнул Николай Макаров, организационные реформы были инициированы в связи с несоответствием Вооруженных сил страны новым вызовам и угрозам XXI века, (сейчас то мы полностью соответствуем — в главном командовании ВВС уже старшие лейтенанты и капитаны сидят, вот они сейчас и нарулят) особенно в аспекте приграничной обстановки. НГШ отметил, что необходимо соответствовать армиям ведущих государств мира. И в этом аспекте, ссылаясь на опередившие по меньшей мере на десятилетие трансформационные процессы в НАТО, можно сказать, что основной вектор трансформации постепенно смещался к Юго-Востоку и сегодня он полностью сконцентрирован на юго-восточном направлении. С точки зрения прогнозирования появления вызовов и угроз, наиболее опасными и конфликтогенными регионами мира являются Ближний Восток и Центральная Азия. Этот же вектор прослеживается и в новой организационной структуре Вооруженных сил России: определено всего четыре военных округа (вместо шести в прошлом), при этом их географическая конфигурация акцентирована отнюдь не на северном арктическом направлении (нет ОСК Север), а на юго-восточном – есть ОСК Юг и Восток. Таким образом, в России сегодня существует четыре оперативных объединенных стратегических командования – Запад (Санкт-Петербург), Центр (Екатеринбург), Восток (Хабаровск) и Юг (Ростов-на-Дону). В НАТО их два – Север (Брюнссум, Нидерланды) и Юг (Наплес, Италия).

ТРАНСФОРМАЦИЯ АСУ Принципиальный трансформационный шаг вперед – создание единой системы управления российскими войсками. «Сейчас на этой задаче заточено основное внимание Генштаба, мы создаем принципиально новую систему управления войсками», – сказал Николай Макаров. (Кто-нибудь кроме господина Макарова знает, что это за система?) Во-первых, как было подчеркнуто самим форматом пресс-конференции, Вооруженные силы России будут охвачены единым информационным пространством, «в котором каждый штаб, каждый командир будут получать необходимую информацию в реальном масштабе времени по всей территории страны, ото всех удаленных соединений», констатировал Николай Макаров. Создание новой системы управления войсками государства – это сложная, трудоемкая и дорогостоящая задача, отмечает начальник Генштаба, существует специальная программа работ, которая рассчитана поэтапно до 2020 года, и на нее выделено порядка 300 млрд. руб. Раньше система управления войсками была раздроблена по видам и родам войск, при этом каждый вид Вооруженных сил имел свою систему связи в качестве основы системы управления, и эти системы не сопрягались. Командующие военными округами отвечали только за сухопутные соединения. Для того чтобы задействовать межвидовые силы, командующим необходимо было запрашивать специальные разрешения, на что уходило много времени. Тем более невозможно было в реальном масштабе времени корректировать действия межвидовой группировки войск. Сейчас под единым командованием и в условиях новой организационной структуры решения командующих «проходят» по всей войсковой цепи, минуя лишние запросы и промежуточные звенья. Система управления, с одной стороны, стала проще, ликвидированы дублирующие органы военного управления.(Хотелось бы знать что за органы управления ликвидированы? Пока все практически без изменений, только переименовали всё и успокоились) Сформированная единая система управления в округах позволяет в комплексе применять силы и средства разных видов и родов войск в рамках заданной зоны ответственности. С другой стороны, процесс принятия решений при управлении войсками стал сжатым во времени, что позволяет быстро и оперативно решать поставленные задачи по подготовке и ведению боевых действий. Повышение скорости управления обусловлено тем, что создается абсолютно иная система управления, основанная на новых АСУ, новых принципах планирования и новой документации по боеготовности. Программное обеспечение АСУ (интеллектуальная IT-платформа) совершенствуется, оно будет позволять анализировать обстановку, собирать и обрабатывать информацию, делать выводы об эффективности управления, будет помогать в реальном масштабе времени посредством математического моделирования различных вариантов боевых действий вырабатывать конкретные своевременные целесообразные решения. Все это в едином информационном поле будет доступно командирам всех уровней, удаленных от источников информации. Каждый командир получит все необходимые данные для принятия решений при управлении войсками и применения вооружений. Генерал Макаров подчеркнул, чтобы создать единое информационное пространство межвидовых группировок войск России, необходимо иметь соответствующую техническую основу – цифровые средства связи с высокой пропускной способностью (Интересно, кто-нибудь считал пропускную способность телефонного аппарата ТА-57? Ведь это на сегодняшний день самое распространенное оконечное устройство для связи в войсках), которые должны поступить в войска к 2012 году (Квартиры уже поступили! Правда с небольшими изъянами-то распределят на 15-м этаже 5-ти этажного дома, то распределят 3-х комнатную, а по указанному адресу-однокомнатная. Так и с цифровой связью будет!). «Эта задача будет решена в полном объеме, мы переведем армию на такую систему управления, которая реально позволит нам выполнять необходимые задачи и функции в реальном масштабе времени быстро, оперативно, качественно и целесообразно», – заверил начальник Генерального штаба России. Таким образом, система управления войсками становится неутяжеленной, без промежуточных звеньев, с расширенными полномочиями командующих округами, межвидовой, высокоскоростной, единой в общем информационном пространстве Российской армии, оперативной, действующей в реальном масштабе времени. (Эти бы слова, да богу в уши) Во-вторых, важной задачей, закономерно вытекающей из трансформации Вооруженных сил и системы управления ими, является совершенствование и развитие воздушно-космического щита – ПВО, ПРО, ВКО. Так же как и АСУ предыдущего поколения, системы этого щита в России разрозненны по видам и родам Вооруженных сил. Генерал Макаров перечислил: космические войска отвечают за космическую разведку; отдельно функционируют РЛС по предупреждению о ракетном нападении; в ВВС и ПВО функционируют радиотехнические подразделения, оповещающие о появлении противника в воздухе; отдельно существуют истребительная авиация и РВСН; отдельно командованием специального назначения выполняется задача по противовоздушной обороне Московской зоны и т.д. Каждый такой войсковой блок существует автономно. «На Саммите НАТО в Лиссабоне наш Верховный главнокомандующий – президент России Дмитрий Медведев подтвердил участие России в создаваемой евроПРО. Сегодня целый ряд государств мира развивают ракетные технологии. Поэтому вопрос о полноценном воздушном щите появился на повестке дня не случайно», – сказал Николай Макаров. Российский Генштаб планирует создавать единую систему, объединяющую возможности ПВО и ПРО, с особым акцентом на воздушно-космическую оборону. «Государство, образно говоря, будет иметь свой «зонтик» от ударов баллистических ракет (ракет средней дальности, крылатых ракет различного базирования – воздушного, морского, наземного, в том числе на предельно малых высотах)», – отметил начальник Генштаба. (Тут многомесячный полет Шатла про......и, какие крылатые ракеты?) Основу российского противоракетного щита будут создавать в 2011 году, в полном объеме он должен начать функционировать к 2020 году. Но в целом это достаточно длительный процесс, требующий значительных финансовых затрат, что предусмотрено в Государственной программе вооружений до 2020 года. Суммарно новый воздушный щит России будет состоять из трех иерархических уровней: международный уровень в рамках евроПРО, национальный единый российский уровень и усиленный локальный уровень ПРО ТВД (в составе ПВО Сухопутных войск) для группировок войск и объектов, определенных в каждом военном округе стратегическим командованием. Естественно, развитие воздушного щита будет подвергаться корректировке и идти в соответствии с совершенствованием средств поражения, разведки и оповещения. КОНСЕНСУС БЕЗ КОНСЕНСУСА Опираясь на утвержденные на уровне президентов на Саммите НАТО в Лиссабоне документы, сегодня должна начаться совместная с НАТО рутинная масштабная работа по поиску консенсусных решений в рамках завершенного Совместного обзора общих вызовов безопасности XXI века (Joint Review of 21st Century Common Security Challenges) и начатого Всеобъемлющего совместного анализа будущих рамочных условий сотрудничества в области противоракетной обороны. В отличие от первого совместного документа, второй общий анализ по ПРО потребует более широкого экспертного обсуждения, так как он касается ключевых оборонных способностей государств – систем оперативного управления. В НАТО эти системы называются C3I systems и C4 systems and Military Networks. В России – АСУ и информационные системы разведки, которые в настоящее время как раз подвергаются трансформации. Специальные рабочие группы по интеграции национальных АСУ в натовскую учреждались в Генштабах и МИДах всех стран на начальном этапе их институционального сближения с альянсом. Разработаны механизмы и соответствующие процедуры перехода на системы C3 и С4. Там, где АСУ соответствовали уровню централизованного и «ручного» управления войсками С2, был осуществлен переход на более совершенные системы, так как уровень С2 не приемлем в условиях консенсусного принятия оборонных решений союзниками. В России сегодня практикуется АСУ подобного «ручного» управления войсками С2, что возможно и обусловливает опасение российских экспертов относительно невозможности равноправного сотрудничества в этом ключевом для армий аспекте и порождает запугивание потерей суверенитета. Однако никто из интегрировавшихся государств в систему С4 свой суверенитет не потерял.

Такие рабочие группы по интеграции российских АСУ и натовской С4 и даже специальные новые подразделения могут быть созданы в Генштабе России. Нужна профессиональная оценка: путей объединения систем (в том числе в аспекте внесения изменений в доктрины, приказы, мобилизационные документы); объема доступа и обмена данными; учений и обмена опытом; изменений подходов в рамках Гособоронзаказа (отстаивание интересов национального ОПК, планирование загрузки российских предприятий лицензионными технологическими линиями в рамках совместных предприятий по новому оборудованию, закупка зарубежного оборудования АСУ и поставка передового российского оборудования АСУ в страны НАТО). В нынешних российских АСУ преобладает устаревшая элементная база 70–80-х годов. Есть серьезные трудности в обеспечении сопряжения комплексов АСУ разных видов Вооруженных сил. Невозможно оснащение одного пункта управления разнотипными системами, ограничен объем информационного обмена между комплексами АСУ, низка их мобильность, так как существующие технические средства АСУ имеют значительные массогабаритные характеристики и существенное энергопотребление. Эксперты говорят о необходимости унификации аппаратно-программных платформ АСУ, чтобы их можно было комбинировать в бесконечном числе вариантов. К современным АСУ предъявляются требования самосинхронизации элементов, параллельной обработки данных, доступа с любого автоматизированного рабочего места системы, модульности аппаратных и программных средств, адаптируемости и мобильности.

Конечно, проще продолжать рассуждать о том, что подобное объединение систем управления сделает из России «придаток» Запада, можно отвернуться и усугублять международные споры по разным вопросам, отказаться сесть за общий стол переговоров и при этом технологически топтаться на месте. Сразу сложно убедить, но российские военные должны понимать, что подобная интеграция АСУ только повысит оборонный потенциал России в аспекте разведки, наблюдения, навигации, опознавания, наведения и боевого управления. Это позволит не превратить модернизацию экономики в новую гонку вооружений. И это подразумевает смену мышления российских военных от «обороны обязательно против кого-то» к «коллективной обороне против общих угроз и вызовов».

БОЕГОТОВНОСТЬ УДВОИЛАСЬ

Западный военный округ включает в себя 29 субъектов РФ, Московский и Ленинградский военные округа, Северный флот и Балтийский флот, 1-е командование ВВС и ПВО. Центральный военный округ занимает около 50% территории России, в его состав вошли 29 субъектов РФ, Приволжско-Уральский и Сибирский военные округа, 2-е командование ВВС и ПВО, 6-е территориальное командование Железнодорожных войск. Восточный военный округ – это более 40% территории России (Восточная Сибирь и Дальний Восток, от Байкала до Камчатки), четыре общевойсковых объединения, 3-е командование ВВС и ПВО, Тихоокеанский флот. И Южный военный округ объединил Северо-Кавказский военный округ, Черноморский флот, Каспийскую флотилию, 4-е командование ВВС и ПВО, Железнодорожные войска. В связи с наиболее близким расположением к регионам, откуда происходят террористические угрозы и попытки силовыми методами решать территориальные споры, ОСК Юг увеличило число ежегодных КШУ, включая авиацию и флот, в семь раз (в 2011 году будет 214 военных учений на Северном Кавказе).

В прежней конфигурации Вооруженных сил России шесть военных округов (Московский, Ленинградский, Северо-Кавказский, Приволжско-Уральский, Сибирский и Дальневосточный) и четыре флота (Балтийский, Северный, Черноморский и Тихоокеанский, а также Каспийская флотилия) существовали раздельно, не сопрягаясь с остальными и для организации смешанных сил и совместных действий создавались временные командования и структуры, которые не имели ни опыта, ни подготовки – все это приводило к неудовлетворительным результатам.

Отмечались трудности при планировании, поскольку каждый из шести военных округов имел целый ряд задач, противоречащих друг другу. Имеющиеся четыре армии ВВС и ПВО никак не соотносились с шестью военными округами, их зоны ответственности не совпадали, что вносило серьезную сумятицу при управлении и применении сил ПВО, отметил Николай Макаров. Существовала кадровая диспропорция, при наличии шести военных округов было семь общевойсковых армий. В каждом округе было по две армейской командной должности, что объективно создавало дефицит кадров, эти должности не могли закрыть.

Современные военные действия осуществляются объединенными межвидовыми группировками войск. В России формирование межвидовых группировок войск на стратегических направлениях стало возможным благодаря новому административному делению на четыре военных округа – западный, центральный, восточный и южный. Как выразился генерал Макаров, эти четыре полнокровные объединенные стратегические командования имеют в подчинении все силы и средства и могут адекватно реагировать на любые угрозы и вызовы. Более того, организационно четырехокружная система позволяет готовить межвидовые и разнородные группировки сил и средств в мирное время без дополнительной перестройки, так как в округах создан единый орган боевого управления и материально-технического обеспечения. Командующие округами оценили повышение суммарного боевого потенциала войск своих округов после трансформации в два с половиной раза.

На новые принципы переведена система дислокации войск, которые решено располагать вблизи крупных населенных пунктов, ближе к основным транспортным коммуникациям и полигонам. Приоритетными путями мобилизационного развертывания войск являются военно-транспортная авиация и железнодорожный транспорт. Изменена система подготовки войск – теперь на практике отрабатывается взаимодействие сил и средств, одновременно выполняющих задачи в воздухе, на суше и на море. 2011 год будет посвящен отлаживанию новых принципов боевой подготовки, так как новая система управления войсками кардинально поменяла требования к боеготовности. Уже сегодня согласно мобилизационным нормативам военные округа достигают полной оперативной боеготовности всех звеньев на ТВД в течение шести часов. Проверки боеготовности теперь проводятся только на практике, не по документам. Экзаменом для данного этапа трансформации Вооруженных сил России, а также важным опытом межвидового общевойскового слаживания станут предстоящие стратегические учения Центр-2011, в которых условия будут максимально приближены к боевым.

Предыдущие стратегические учения Восток-2010 показали успешность перехода призывной службы на годичный срок. Например, призывники, прослужившие всего два месяца в понтонно-мостовой роте обладают навыками оперативного развертывания понтонного моста за 18 минут (при этом начинают призывники отработку навыков обычно с четырех-пяти часового периода установки моста). Причин такой эффективности боевой подготовки как минимум две. Первое – прицельно увеличена на треть учебная нагрузка в войсках до 8 часов в день и до 22 дней в месяц. И второе – аутсорсинг, который позволяет привлекать на учения 100% личного состава, так как воинские коллективы освобождаются от выполнения несвойственных им задач.

Аутсорсинг – это форма военно-гражданского сотрудничества. В среднем около 35–42% частей постоянной боевой готовности и военных учебных заведений по округам уже внедрили эту практику. Аутсорсинг (передача функций гражданским специализированным подрядчикам) применяется в таких сферах жизнедеятельности войск, как общепит, ЖКХ, ремонт техники (а также в будущем это будет касаться сфер образования и медицины). Капитальный ремонт ВВТ осуществляется по новым правилам Рособоронсервиса, в войска выезжают бригады от предприятий-производителей (Так было ещё до рождения господина Макарова). Командующие округами на телеконференции были единодушны во мнении, что современная техника требует соблюдения условий гарантийного срока, высококлассной диагностики, специализированных знаний. Аутсорсинг позволяет не ставить ВВТ на безвременное хранение и не отрывать солдат от боевых учений. Механизм взаимодействия военных с гражданскими подрядчиками еще будет отлаживаться, но за этим симбиозом в тыловом обеспечении – будущее, уверен высший командный состав Российской армии.

Повышению боеготовности армии напрямую способствуют и другие процессы трансформации, активно запущенные в последние годы: инвентаризация ВВТ и утилизация лишних боеприпасов; поступление новых видов ВВТ в войска (за период реформ доля новой техники увеличилась с 10 до 50% (Ложь чистой воды!)); сокращение воинских частей и офицеров, не имеющих в подчинении военнослужащих; доучивание и переучивание офицеров Где у нас доучивают офицеров? Хотя учат, здесь заврался я); ликвидация закрытых неблагоустроенных военных городков (за период реформ их сократили с 22,5 тыс. до 5,5 тыс.,(Ликвидация закрытого военного городка в новом облике означает открытие и передачу его под управление администрации территориальных образований. А люди остаются жить в них никому кроме себя не нужные!) и сокращение их числа продолжится, планируется оставить 180 военных городков) и заселение военных в новые квартиры в городских условиях со всей социальной инфраструктурой; переход на повышенное денежное содержание с 2012 года; увеличение доли контрактников; открытость для общества и включение родителей призывников как в призывные комиссии, так и в сопровождающие бригады к месту службы призывников.

Заключая, можно отметить, что столь кардинальная трансформация Вооруженных сил России, несомненно, станет мощным импульсом для широкого экспертного обсуждения роли и места Российской армии в XXI веке. На Саммите НАТО в Лиссабоне президент России Дмитрий Медведев сказал, что от успешности развития отношений России и НАТО зависит «добрый климат на планете». И это очень справедливое замечание. По мере того как Российская армия трансформируется в соответствии с современными вызовами и угрозами, усиливая свою интеграцию с ведущими армиями мира, будет все более востребован экспертный уровень знаний и опыта российских военных. Несомненно, Российская армия имеет уникальный опыт, например это обеспечение войск в условиях низких температур (минус 45–51 градус по Цельсию) и масштабные экспедиционные переброски войск. Однако ближайшая задача международного масштаба – создание единого противоракетного щита.

По материалам «Независимого военного обозрения»

Если этот сайт вам полезен и нравится, то в знак благодарности, внесите вклад в его развитие, перечислив любую сумму на яндекс кошелек

2 комментария к записи “Новый облик бродит по планете”

  • avatar

    Такое Ощущение что к 2020 году изабретут милафон. По скольку пехота ни когда не сможет понять авиацию. А авиационный генерал ни когда не станет командующим округом. А единого информационного пространства между командующим округом и командиром возьмем даже пехотного батальона не будет ни когда. По скольку эту пропасть не преодалеть...

    [Ответить]

    avatar

    капитан отвечает:

    Я думаю для этого должны даже не мелафон, а что-то суперновое изобрести, доселе науке неизвестное...подождем...

    [Ответить]

Хочется высказаться? Оставьте комментарий!