7 января 2011 - Author капитан   Category Новости    Comments Один комментарий   Tags

Новый облик по Сердюкову

Минувший год ознаменовался очередными изменениями в российских вооруженных силах, многие из которых были восприняты общественностью и самой армией с недоумением и подверглись довольно жесткой критике, как и отдельные действия министра обороны. Несмотря на это, господин Сердюков выглядит вполне уверенным в себе, своей правоте и «непотопляемости».Весьма показательным в этом плане стало интервью, которое Сердюков дал корреспонденту газеты «Известия» (материал под названием «Гражданская позиция министра обороны» размещен в этой газете 27 декабря 2010 года). Позволим себе процитировать некоторые высказывания министра обороны и дать им свою оценку.

Анатолий Сердюков об Объединенных стратегических командованиях: «Прежде всего переход на ОСК должен отразиться на управляемости армии. Простой пример: до начала преобразований приказ от меня до командира батальона должен был пройти 17 уровней. Как вы понимаете, это влияло и на скорость его прохождения, и на содержание самой информации. Теперь у нас всего три уровня. При желании можно подсчитать, сколько мы сэкономили и на узлах связи, и на самих средствах связи, и на скорости. И как результат — боевая способность армии увеличилась на 50 процентов».

Очень полезное нововведение. Только вот непонятно – каким это образом из 17 уровней, по которым приказ доходил от министра обороны до командира батальона, осталось всего 3? По-сердюковски получается, что цепь управления должна выглядеть следующим образом: министр обороны отдает приказ, а глава Генштаба передает его непосредственно командиру батальона? Или ещё как вариант-этот приказ минует Генштаб и попадает от министра обороны сразу командующему ОСК и от него опять-таки прямо комбату. Интересно было бы спросить какого-нибудь комбата, насколько реально все это действует? И еще очень интересно, через сколько уровней проходит обратная информация – если следовать данной логике, то комбат должен докладывать обратно в таком же порядке – напрямую командующему ОСК, минуя всех остальных вышестоящих по должности командиров. И еще интересно, что случилось с «выпавшими звеньями» — они-то чем сейчас занимаются?

Сердюков о разгильдяйстве в армии: «К сожалению, сталкиваемся. На самом деле, когда запускаем любой процесс, стараемся организовать систему контроля и систему заинтересованности в конечном результате. Хотя это не всегда срабатывает. Для контроля мы создали ряд структур. Это, к примеру, финансовая инспекция, которая проверяет использование бюджетных средств. Затем инспекция по личному составу — занимается деятельностью каждого офицера или гражданского специалиста. Есть военная инспекция, которая проверяет те мероприятия, которые должны были пройти в том или ином военном учреждении. Есть организационно-инспекторское управление, которое занимается проверкой исполнения всех указаний, приказов, указов, законов и так далее».

Просто замечательно изложена важная составная часть армейской реформы! Оказывается, для борьбы с разгильдяйством и в целях повышения боеспособности армии требуется создать целую кучу инспекционно-контролирующих структур, которые должны отслеживать четкое и своевременное исполнение приказов и указаний. Судя по всему, скоро дойдет до того, что на каждую роту будет приходиться один инспектор, а то и два. А с учетом сложившейся практики расширения численности гражданских лиц в министерстве обороны, в итоге мы получим, что штатские лица, знающие об армейской жизни только по фильмам и книжкам, будут инспектировать кадровых военных. Многие ли военные после такого захотят продолжить службу? Я думаю, что единицы.

Сердюков о межнациональных проблемах в армии: «Это проблема не сегодняшняя и не вчерашняя. Если командир будет исполнять свои обязанности в полном объеме, то конфликтовать просто времени и сил не останется. Если в каждой части физподготовкой заниматься минимум четыре часа в день, а остальное время — боевой подготовкой, как и положено, то никаких недоразумений не возникнет. Не важно, откуда ты родом, каких национальности и вероисповедания, — тебе после занятий лишь бы в койку упасть».

И как только мы раньше до этого не додумались? Оказывается, чтобы устранить все предпосылки возникновения конфликтов на национальной почве, достаточно всего лишь каждый день гонять солдат с утра до вечера так, чтобы у них кроме сна ни на что больше сил не оставалось. То есть распорядок дня будет очень простой: подъем, зарядка, завтрак, марш-бросок, стрельбы, обед, чистка оружия, упражнения на перекладине, изучение устава с одновременной строевой подготовкой, рукопашный бой, ужин, кросс, хоровое чтение устава (вместо колыбельной или «Отче наш»), отбой. И все это с полной выкладкой. Разумеется, в разные дни можно заменять какие-либо занятия на уборку территории зубными щетками (чтобы уставали побольше), отработку навыков заводить танк с «толкача» (а ну как война, а двигатель заглох?) и погрузо-разгрузочные работы (во избежание конфликтов на каждый объект надо ставить по одному солдату – и подраться не с кем, и вымотаться можно до изнеможения). Вот только интересно, насколько боеспособной окажется такая замордованная армия и вообще, смогут ли отрубившиеся после подобного насыщенного дня солдаты вдруг подняться среди ночи по тревоге? Учитывая физические данные многих призывников, можно с уверенностью прогнозировать скорую переполненность госпитальных палат и массовые дезертирства, что, безусловно, сведет на нет все проявления межнациональных проблем. Как, впрочем, и боеспособность армии.

Сердюков о военных училищах: «Система военного образования нуждается в серьезной реформе. Когда я начал посещать училища, то увидел, как относятся к будущим офицерам. Я понял: у такого офицера служба не вызовет ничего, кроме ненависти и отвращения. Тебя держат в казарме, строят, гоняют. Как можно вырастить творческого человека и хорошего специалиста, когда тебя все вокруг злит и раздражает. Нужно начать по-новому готовить людей — ввести более жесткие критерии отбора, пересмотреть учебные программы, оснастить все вузы новейшей техникой и современными тренажерами, а главное — воспитать в курсантах личную ответственность за принимаемые решения и поступки. Наша цель — подготовка нового поколения российских офицеров. Мы сделали перерыв в наборе абитуриентов в военные училища. Это связано с тем, что сейчас есть достаточное число молодых офицеров, которые в ближайшие годы могут и должны служить. Считаю, что в этих условиях принимать курсантов, одновременно увольняя офицеров, было бы неправильно».

Очень интересное высказывание. Получается, что в военных училищах царит полный бардак, к курсантам относятся крайне плохо. При этом конкурс в военные училища в последние годы был такой, как будто это МГИМО! И еще одно непонятно – как готовить офицеров, если не в общих казармах (с чем им придется столкнуться впоследствии в войсках) и без строевой муштры? Как потом эти офицеры должны гонять солдат с утра до вечера (чтобы избежать межнациональных и других конфликтов), если они сами не в состоянии показать, как надо ходить строевым шагом и преодолевать полосу препятствий? Не все же пойдут служить прямо в теплые кабинеты Минобороны, кому-то придется и в гарнизоны отправиться. Впрочем, самое интересное не это. По сути выходит, что министра обороны не устроила подготовка, то есть основные претензии должны быть к преподавательскому составу. Но вот менять собираются критерии отбора курсантов. Что же касается преподавателей, то они, по-видимому, останутся теми же, просто перейдут на новые учебные программы. А пока таких программ нет — не будет и набора в военные училища. Ведь сейчас, по словам Сердюкова, офицеров в избытке, и, чтобы пристроить выпускника, надо уволить кого-либо из действующих офицеров. Вот только непонятно, когда же наступит то время, когда министр обороны сочтет, что уже пора готовить пополнение офицерских рядов. Ведь на это понадобится пять лет, а сначала, если следовать планам Минобороны, надо учебные программы новые подготовить, да оснастить все вузы новейшей техникой (интересно, на какой год заложены в бюджет оборонного ведомства предназначенные для этого средства и заложены ли вообще?). И возникает опасение, что мы вдруг осознаем, что молодые офицеры нужны уже завтра, а выпускать военным училищам (вернее, тому, что от них останется) еще некого.

Сердюков о закупке израильских беспилотников и французских «Мистралей»: «У нас нет многих образцов вооружений, а заниматься их разработкой, тратить время и деньги на внедрение просто нерационально, проще купить, изучить, а дальше начинать развивать свое производство. Те же израильские беспилотники дали серьезный толчок развитию отечественной промышленности. Недавно президент был на полигоне, и там показывали уже российские образцы, которые достаточно надежные. Нас они вполне устраивают. Кораблей, подобных «Мистралю», у нас нет. Мы их никогда не строили. А догонять сейчас бессмысленно. Мы планируем купить лицензию и техническую документацию на их производство. Более того, есть договоренность о том, что с третьего корабля мы начнем строить вертолетоносцы в России».

Что ж, относительно подхода к закупке иностранных вооружений сказано честно и открыто. По сути, мы идем по пути Китая, который также покупал образцы, а потом копировал их (в лучшем случае отдельные ключевые элементы) и выпускал идентичную технику уже под своей маркой. Россия, кстати, не раз попадала из-за этого впросак и предъявляла претензии китайским партнерам. Теперь министр обороны во всеуслышание заявил, что мы и сами намерены поступать точно таким же образом, ведь, говоря о тех же беспилотниках, он и слова не сказал о приобретении какой-нибудь лицензии – мы просто изучили израильские образцы и сделали на их основе свои. И какие могут быть претензии – мы же ничего не воруем, мы честно используем чужие наработки. Что же касается «Мистралей», то здесь разговор особый. Да, мы действительно собираемся приобрести лицензию на их строительство, здесь все в порядке. Но вот суть вопроса, на который отвечал Сердюков, заключалась в том, чтобы понять – для чего они нам нужны. Из ответа следует, что мы покупаем их, потому что у нас такого нет. То есть, если у нас чего-то нет, это надо купить, даже несмотря на то, что нам это совершенно ни к чему. Как отметил вице-президент Академии геополитических проблем, капитан 1-го ранга Константин Сивков, «задач, которые бы они («Мистрали») решали в структуре российского ВМФ, просто не существует. Любой корабль должен быть встроен в систему вооруженных сил вообще и ВМФ в частности и иметь конкретное предназначение. Исходя из этого необходимости в «Мистрале» нет. Для чего он предназначен? В первую очередь для экспедиционных операций на дальние расстояния и высадки десантов. Возникает вопрос: куда? С французами всё ясно. У них есть свои интересы в той же тропической Африке. Они и строили подобные корабли на случай поддержки своей колониальной политики в странах третьего мира. А какие колонии и где собираемся захватывать мы? Высаживать десанты в Латинской Америке? Нам бы свои территории удержать… Единственное направление, где теоретически он мог бы быть применен, это грузинское. Но не слишком ли много внимания маленькой Грузии? Тем более что в случае вероятного конфликта с ней этот огромный и слабо защищенный корабль, в чьи задачи входит переброска десанта на дальние тысячекилометровые расстояния, не годится, учитывая географию сравнительно небольшого по площади Черного моря. А там в настоящее время у нас имеется шесть десантных кораблей класса 775 и 1171, которые отлично справляются со своими задачами». Так что история с закупкой «Мистралей» так до конца и не прояснилась, что вызывает у многих экспертов подозрения в том, что данный контракт заключен исключительно из-за наличия в нем пресловутой «коррупционной составляющей».

Вот и судите сами, какой представляет себе армейскую реформу министр обороны России Анатолий Сердюков. Если он ее вообще как-то себе представляет – ведь реформирование оборонного ведомства гражданским человеком само по себе является нонсенсом.

По материалам Информационного агентства «ВладТайм»

Если этот сайт вам полезен и нравится, то в знак благодарности, внесите вклад в его развитие, перечислив любую сумму на яндекс кошелек

Один комментарий к записи “Новый облик по Сердюкову”

  • avatar

    Я уже давно понял что истинное предназначение этой реформы -банальное отмывание денег. причем глядя как навариваются дяди из Москвы не отстает народ и на местах. все просто! доводим армию до ручки-и начинаем ее возрождение(снова бабки!) и не маленькие.

    [Ответить]

Хочется высказаться? Оставьте комментарий!