Парадоксы военной реформы

Последнее время со всех сторон слышится: «Денежное довольствие лейтенанта с 2012 года возрастет до 50 тысяч рублей». Причем не из уст простых смертных, а говорят «уважаемые люди» — представители высшего руководства страны и армии. Наряду с этим нас всех пытаются заверить в том, что через механизм повышения денежного довольствия в российских вооруженных силах резко возрастет уровень подготовки офицерского корпуса. Но при этом руководство минобороны умалчивает о том, что система денежного стимулирования в российской армии действует уже третий год — с 2009 года. Всё это время около четверти офицеров получает огромные премии по «400 приказу». Насколько это подняло боеготовность частей и соединений? И подняло ли вообще?

В 2009 году добиться радикального перелома в уровне подготовки офицеров и, как следствие, в уровне боеготовности частей и соединений не удалось. Лишь единичные воинские части на итоговых проверках получили оценку «хорошо», третья часть с трудом уложилась в «удовлетворительно», остальные заслуженно отчитались на «неудовлетворительно». Пи этом «2» и «3» получили воинские части, где до четверти офицеров получали огромные премии. Причины такого провала нам объяснили тем, что шёл процесс формирования «бригад нового облика», который обещали закончить к середине 2009 года. Под напором общественного мнения были внесены изменения в 400-й приказ, теперь он стал приказом «400А». В соответствии с критериями, определенными этим приказом, воинская часть либо получала премии в полном составе, если признавалась достойной, либо оставалась без премии. Это, по замыслу Сердюкова и компании, должно было обеспечить резкий рост боеспособности новых бригад. Но итоговая проверка, прошедшая осенью 2010 года вновь не оправдала надежд министра. На «хорошо» сдали проверку бригады, где был минимален процент офицеров, получающих премии, согласно приказу № 400А МО РФ, либо таких офицеров нет вообще. При этом большая часть бригад, где денежные выплаты распространяются на большинство офицеров, получила лишь «удовлетворительно», а часть просто «неуды».

Причина такой «неэффективности» финансовых рычагов очевидна. При проверке одной из «простимулированных» деньгами бригад комиссия штаба армии обнаружила, что основная работа управления бригады и её батальонов, и отдельных рот заключалась только в том, как эффективно разделить денежные средства, поступившие в воинскую часть. На время этой дележки боевая учёба была фактически свёрнута, весь личный состав делил деньги. В бригаде даже некоторые учения были отменены из опасений, что деньги пройдут мимо. А количество приказов по денежным поощрениям в этих бригадах превышало количество приказов по организации службы и учёбы.

Механический «менеджерский» подход Министерства обороны, при котором из трех офицеров остаётся один, но получает в три раза больше и, соответственно, работает в три раза эффективнее, — на самом деле глубоко ошибочен. Есть законы управления, и их никто не отменит никакими премиями. Количество денег пропорционально влияет на эффективность в служебной деятельности только до определённого предела. Можно платить офицеру даже 200 тысяч рублей, но если на него будут взвалены обязанности, для исполнения которых требуется 30 часов в сутках, то никакой самый подготовленный и энергичный офицер с ними не справится.

Исследования, проведённые в бригадах нового облика и вышестоящих штабах, показали, что большинство офицеров уже сейчас работают на пределе человеческих возможностей и физически не могут долговременно качественно выполнять возложенные задачи. Занятия и учения проходят формально в силу того, что офицеры, после всех сокращений, теперь вынуждены одновременно заниматься и организацией боевой учёбы, и контролем за исправностью техники, и штабной работой. Как следствие, на всех уровнях идёт лавинообразное накопление различной документации, которая просто не успевает обрабатываться, офицеры не имеют времени полноценно учиться, командирская подготовка сведена к минимуму, офицеры от ротного звена и выше не имеют возможности полноценно заниматься людьми.

Всё это настоятельно требует серьёзной коррекции проводимой военной реформы. И, судя по всему, в высшем руководстве постепенно нарастает разочарование результатами проведённой военной реформы. Доклады Совета безопасности, доклады других силовых структур, которые вынуждены взаимодействовать с МО, формируют в Кремле картину, резко отличающуюся от той радужной пасторали, которую продуцируют Сердюков и его окружение. И команда на восстановление численности офицерского корпуса почти на пятьдесят процентов от числа сокращённых в ходе реформы — это более чем серьёзный сигнал того, что реформа вызывает всё больше вопросов, а за этими вопросами вскоре могут последовать самые серьёзные выводы.

Источник: zavtra.ru

Если этот сайт вам полезен и нравится, то в знак благодарности, внесите вклад в его развитие, перечислив любую сумму на яндекс кошелек

3 комментария к записи “Парадоксы военной реформы”

  • avatar

    Министр обороны Анатолий Сердюков слетал с кратким рабочим визитом в Париж.

    Там он провел переговоры с новым главой военного ведомства Франции Жераром Лонге. Одной из тем обсуждения был контракт века - покупка и строительство для нашего Военно-морского флота вертолетоносцев класса «Мистраль». Когда в городе Сен-Назере в присутствии президента Франции Николя Саркози было подписано рамочное соглашение по этому проекту, самые большие оптимисты прогнозировали, что уже в апреле наша Объединенная судостроительная корпорация и компания DCNS подпишут контракт по «Мистралям». Однако в Париже российская делегация не форсировала этот процесс.

    По дороге домой Анатолий Сердюков объяснил корреспонденту «РГ», что наши военные ждут от заключения сделки и на каких условиях они готовы взаимодействовать с французами.

    По словам министра обороны, важно заранее определиться с главным вопросом: под какие цели и в каком виде нужно приобретать эти корабли. А еще предусмотреть все нюансы, связанные с сервисным обслуживанием вертолетоносцев, обучением их экипажей и подготовкой пунктов базирования «Мистралей». Ну и, конечно, договориться о реальной стоимости контракта.

    — Пока разговор идет о приобретении двух кораблей, — уточнил Анатолий Сердюков.

    Известна общая схема продвижения сделки. Минобороны делегирует полномочия заказчика «Рособоронэкспорту». Эта организация и будет осуществлять закупку вертолетоносцев. Что же касается российского участия в производстве «Мистралей», главным партнером французских корабелов, скорее всего, станет наша Объединенная судостроительная корпорация.

    Корреспондент «РГ» спросил у министра о других закупках иностранной военной техники. Министр обороны в первую очередь упомянул беспилотные летательные аппараты. Приобретение небольшой партии БПЛА в Израиле не означает, что армейское руководство отказывается от любых предложений российских производителей. Другое дело, что их продукция явно уступает зарубежной. В этом министр убедился, когда ему показывали российские беспилотники.

    — Есть четко сформулированные требования к таким аппаратам. Сейчас детально изучаются израильские БПЛА, существует договоренность об их совместном производстве в нашей стране, — сказал Анатолий Сердюков. — Вообще нас интересует вся линейка такой продукции. Скажем, если беспилотники, летающие по 16 часов. Их можно использовать в интересах, как минимум, армии. Но, кроме того, нам требуются аппараты для бригад. Нужно смотреть, что предлагают в этом сегменте. Если говорить о функциональности беспилотников, то речь должна идти не только о разведывательных, но и об ударных комплексах.

    Появится ли такая техника на Курилах? На этот вопрос корреспондента «РГ» министр ответил, что план переоснащения островной группировки Генштаб уже подготовил. Но раскрывать его подробности Анатолий Сердюков считает преждевременным.

    — Эту задачу ставил нам президент России. В самое ближайшее время я доложу ему об этих планах. А их реализация начнется сразу после утверждения наших предложений Верховным главнокомандующим, — сказал Анатолий Сердюков.

    Корреспондент «РГ» спросил его о судьбе расквартированной на Курилах пулеметно-артиллерийской дивизии. Она останется на островах?

    — Останется, — сказал министр, — но получит новое наполнение.

    Другой вопрос касался приема в высшие военные учебные заведения. В прошлом году минобороны отказалось от набора первокурсников. Что ждать в нынешнем?

    — Скорее всего, приема тоже не будет, — ответил Сердюков. — У нас за штатом сейчас находится большое количество офицеров. В первую очередь надо определиться с их судьбой, постараться подобрать им новые места службы. Быть может, для кого-то организовать переподготовку по другим специальностям.

    Что касается выпускников, расчет по ним надо вести не сейчас, а знать потребности в лейтенантах на годы вперед. Если набирать курсантов сегодня, то прогнозировать ситуацию в 2016 год.

    В Российской армии за штатом находится большое количество офицеров, и министру надо определиться с их судьбой

    По просьбе корреспондента «РГ», министр обороны прокомментировал планы военных набирать в армию на офицерские должности выпускников гражданских вузов.

    — По некоторым гражданским специальностям, например, программистов, логистиков, мы эту практику обязательно используем. Она уже применяется, — объяснил Сердюков. — Если говорить о выпускниках военных вузов, здесь надо смотреть, смогут ли они работать, скажем, как специалисты Бауманки. Получится готовить таких же профессионалов, будем это делать. Не получится, начнем брать людей после гражданских высших учебных заведений.

    В прошлом году в порядке эксперимента в некоторых воинских частях пошли на серьезные послабления для солдат-призывников. Для них ввели два обязательных выходных в неделю, разрешили ходить в увольнение в гражданской одежде, в распорядке дня появился час послеобеденного сна. Кое-какие преференции, например, возможность свободно пользоваться мобильным телефоном, уже прижились в войсках. А что будет с другими солдатскими радостями?

    — Думаю, они полноценно заработают в конце нынешнего или начале будущего года, — сказал Сердюков.

    Министр уверен, что для солдата в армии должны быть созданы нормальные условия жизни.

    — В полевом лагере должно быть все необходимое — от теплой палатки и оборудованного всем необходимым медпункта до бани и прачечной, — объяснил министр обороны.

    На базе Мулинского гарнизона военные хотят построить современный учебный центр Сухопутных войск. Его программное обеспечение в расчете на бригаду закажут в Германии, а тренажеры будут отечественными.

    [Ответить]

  • avatar

    СДАЛИ ФИЗО? ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ — ХОР. ДОСТОЙНЫ!!! А СЛАБО 5Н87; 5Н84А;35Н6; 19Ж6;35Д6;73Е6;71Е6;1Л24 знать по принципиальным схемам как я!!!!

    [Ответить]

    avatar

    капитан отвечает:

    !!!

    [Ответить]

Хочется высказаться? Оставьте комментарий!