Реформа или крах?

Ротация в армииВладислав Шурыгин

Главной армейской новостью последних недель стала информация о том, что целый ряд высокопоставленных генералов МО написали рапорта об увольнении и президент Медведев эти рапорта удовлетворил. Рапорты подали начальник Главного оперативного управления — заместитель начальника Генштаба генерал-лейтенант Андрей Третьяк, начштаба — первый заместитель командующего Сухопутными войсками генерал-лейтенант Сергей Скоков и начальник Управления радиоэлектронной борьбы Генштаба генерал-майор Олег Иванов.

Почти сразу в СМИ из ближайшего окружения Сердюкова была заброшена подленькая «активка» о том, что генералы-де не захотели ротироваться за Урал и мёртвой хваткой уцепились за Москву. «Общественность» на все лады бросилась склонять написавших рапорта генералов, записывая их то в номенклатурных обитателей «арбатского военного округа», пороху не нюхавших и с асфальта на землю не ступавших, то просто в уклонистов и почти дезертиров, испугавшихся тягот и лишений службы «за Уралом». При этом всем трём генералам тут же нашли высокопоставленных родственников, которые, оказывается, попали в опалу, и потому теперь под генералами зашатались кресла. Андрею Витальевичу Третьяку зачем-то записали в отцы генерала-армии Ивана Третьяка, Сергею Ивановичу Скокову в папы назначили бывшего председателя Совбеза Юрия Скокова, ну а Олегу Анатольевичу Иванову, не мудрствуя лукаво, приписали родство аж с вице-премьером Сергеем Ивановым, который, правда, явно не в опале и почему не помогает «родственнику» совершенно не ясно.

При ближайшем рассмотрении вся эта версия поплыла, как снежная баба под солнцем.

Во-первых, все три упомянутых генерала, если изучить их биографии, послужили по разным окраинам СССР и России более чем достаточно. И никогда «москвичами» не числились. Тот же генерал-лейтенант Третьяк почти половину своей службы прослужил на Дальнем Востоке и в Сибири в местах, которые правильнее было бы назвать медвежьими углами. А начальник штаба Сухопутных войск генерал-лейтенант Сергей Скоков «делал карьеру» сначала в Туркестане, потом много лет служил в Северо-Кавказском военном округе, который никак не назовёшь тихой синекурой.

Во-вторых, как удалось выяснить в управлении кадров МО, никаких реальных предложений о переводе упомянутым выше генералам не поступало. И слухи об отказе генералов «ротироваться» — это просто умелая «активка» для их дискредитации.

При этом, повторяющие данную «активку» хомячки даже не задумываются над очевидными фактами. Например, над тем, а куда, на какую должность «за Урал» можно «ротировать», например, начальника главного оперативного управления Генштаба? Если даже не учитывать, что это генерал-полковничья должность, а просто подыскивать должность по званию «ротируемого» генерала, то этих самых генерал-лейтенантских должностей сейчас «за Уралом» можно посчитать на пальцах двух рук. И все они заняты.

Ещё более занимательный вопрос обратной «замены» начальника ГОУ Генштаба на обычного генерал-лейтенанта — к примеру, командующего оперативным командованием. Чтобы далёкому от военного дела читателю было понятно, это примерно то же самое, что заменить академика, директора института кардиологии на главврача областной больницы.

Ну, и в-третьих, как уже было сказано выше, они не состоят в родстве ни с кем из влиятельных и многозвёздных однофамильцев.

На самом же деле ситуация с увольнением генерала Третьяка состояла в следующем. Назначенный на эту должность после ухода с неё генерал-лейтенанта Суровикина, Андрей Третьяк проделал огромную работу по восстановлению работоспособности ГОУ Генштаба, которое стараниями реформаторов после всех сокращений, ужавшись почти в пять раз, было фактически разгромлено и не функционировало как орган боевого управления. Третьяк за короткий срок смог собрать коллектив настоящих профессионалов, сохранить тех немногих настоящих «операторов», кого принято на военном языке называть «золотыми воротничками». Офицеров, на подготовку которых уходят годы, и наличие или отсутствие которых определяет способность Генштаба функционировать как единый эффективный механизм. Даже в годы Великой Отечественной войны, в самое её трудное время, офицеров ГОУ подбирали со всей возможной тщательностью, забирая из войск лучших, тех, у кого есть способности к этой работе.

Ведь настоЯщий «оператор» — это не только человек-энциклопедия, который должен в совершенстве знать область, за которую отвечает, держащий в голове тысячи цифр и целые банки данных, но ещё и блестящий аналитик, способный мгновенно оценивать поступающую информацию, которая зачастую носит крайне противоречивый и неполный характер. Готовить в этих условиях решения. И, вырастив таких «спецов», сложив в элиту, мы получили тот Генеральный штаб, который смог разгромить самую мощную военную машину мира германский Вермахт. Третьяк смог восстановить ГОУ после страшного удара, нанесённого по нему в 2009—2010 годах. Но, видимо, эта энергичность оказалась не по нраву нынешнему начальнику Генерального штаба Николаю Макарову, который в свои шестьдесят два года, отправив в запас десятки куда более молодых и талантливых генералов, с цепкостью известного представителя класса Acari, держится за каждый год службы, уже дважды продлевая себе срок, оставаясь основным подручным у «главного реформатора» министра обороны Сердюкова. Несколько месяцев назад из-под его пера вышла директива об очередном сокращении ГОУ, а чтобы окончательно вытравить из него дух «умничанья», в дополнение к ней, — и директива о ротации, по которой фактически все оставшиеся «операторы» должны были ротироваться в другие округа.

При этом, сегодняшнюю ротацию правильнее было бы назвать высылкой. Если в советское время офицер, убывая в другой округ, заранее знал, на какую должность его переводят, и эта должность была, как минимум, равнозначной той, на которой он находился до перевода, а чаще всего была даже повышением, то теперь офицер, несмотря на декларируемое сохранение должности и тарифной сетки, при переводе просто выводится в распоряжение кадровых органов и отправляется в распоряжение командования округа без всякого конкретного места и должности. И если соответствующей вакансии там нет, то ему могут предложить должность на ступень ниже или вообще не соответствующую его ВУСу, но свободную в данный момент. Если же он трижды не согласится идти на предложенные ему должности, то его просто уволят. Найти в этих условиях аналогичные должности для операторов ГОУ просто нереально. И их «ротация» — это фактически просто отлучение от профессии и полная «зачистка» профессионалов, развал ГОУ. Чтобы обучить новых операторов, нужны годы, но в нынешних обстоятельствах даже годы не компенсируют эти потери т.к. главный принцип обучения ГОУ — это передача опыта от старших младшим. Фактически индивидуальное обучение. Но после «ротации» обучать новых операторов будет просто некому.

Всё это и попытался довести до сведения начальника генерального штаба Макарова генерал Третьяк. Но ничего, кроме раздражённого чиновничьего «Выполнять приказ!» и «Ротировать!» не услышал. В этих условиях ему не оставалось ничего другого, как либо выполнять указиловку Макарова и своими руками уничтожить то, что было с таким трудом восстановлено, либо написать рапорт и уйти. Третьяк выбрал второе.

Ещё месяц назад не собирался увольняться и генерал Иванов. На экспериментальных учениях, которые он проводил по теме армейских АСУ, генерал был бодр, строил планы работы с промышленностью на перспективу, планировал встречи на осень. И можно предположить, что решение написать рапорт также не было давно вынашиваемым, а родилось под давлением обстоятельств.

Понятно, что эти увольнения никак не назовёшь «протестом». Генералы уходят в запас, просто устраняясь от дальнейшего участия в «реформе», которая сотрясает Вооружённые силы. Громко хлопать дверью не в традициях российского генералитета. Несогласные и обиженные просто уходят, соблюдая некий «обет молчания». К тому же в руках Министерства обороны даже после увольнения остаются эффективные рычаги управления «запасниками». Генеральская пенсия мизерна и почти все они устраиваются на предприятия ВПК или в областях, смежных с ним, которые зависят от Минобороны, и там не станут держать «бунтарей». Деньги — главный кляп, который сегодня заставляет многих несогласных молчать. Но эта история ещё один знаковый факт того, куда катится российская военная реформа.

На протяжении всех последних месяцев Минобороны сотрясают громкие скандалы и ЧП, Взрывы складов, громкие увольнения, обращения главных конструкторов, срыв оборонного заказа. Сегодня даже самым оптимистичным сторонникам «реформы Сердюкова», тем, кто ещё год назад с пеной у рта доказывал эффективность проводимой реформы, становится ясно, что за три года реформирования армии эффект от реформы получился обратным. Боеспособность войск упала, организационные преобразования проведены кое-как и не соответствуют требованиям сегодняшнего дня. Новые бригады не укомплектованы, слабообучены и не сложились в эффективные боевые организмы. Военная преступность растёт, негативные явления в армии: дедовщина, землячество и т. д., — также бурно расцветают. Продолжается исход из армии профессионалов, которые предпочитают бросать службу и увольняться, но не участвовать в погроме армии, называемом «реформой».

Перевооружение армии фактически сорвано. Армия получает жалкие крохи того, что было ей обещано. Минобороны, саботирующее финансирование военных заказов, фактически обрекает заводы на разорение, своими руками уничтожая российских производителей оружия, провоцируя коллапс отечественного ВПК. При этом Минобороны в лице господ Сердюкова и Макарова цинично обвиняет производителей в том, что те не могут в сроки обеспечить армию необходимым вооружением и тут же перебрасывает заказы на закупку вооружения иностранным фирмам. Вот-вот в российскую армию должны начаться поставки французских бронетранспортеров, уже идут переговоры о закупке французских танков «Леклерк», начинается постройка вертолётоносцев «Мистраль», закупается стрелковое оружие, БПЛА, автомобили. При этом суммы «откатов» российским чиновникам по этим контрактам, согласно сведениям зарубежных источников, достигают 15%.

И за всем этим благодушно наблюдает президент России Медведев, называющий себя борцом с коррупцией и защитником российских интересов, лично давший фактически «зелёный свет» уничтожению российского ВПК и массовым закупкам иностранного вооружения. К лаврам «президента-инноватора», вбухавшего миллиарды долларов в пустышку под название «Сколково», Медведев скоро сможет смело себе прибавить звание «главнокомандующего военной реформы». Главное только, чтобы История, как это уже бывало с некоторыми «главнокомандующими», не выбросила из этого слова букву «л»…

Если этот сайт вам полезен и нравится, то в знак благодарности, внесите вклад в его развитие, перечислив любую сумму на яндекс кошелек

Один комментарий к записи “Реформа или крах?”

  • avatar

    Мне думается так, что сегодняшние «наши» президент, скорее премьер и с ними ими назначенные «ключевые» фигуры, хотя бы Сердюков, Голикова и подобные им все в подавляющем большинстве нужные КОМУ то дилетанты на должностях, обеспечивающие этим КОМУ то уверенность в очень крепких тылах за границей России, безопасность и пополняемость их счетов там же, гарантированный своевременный, спокойный отход на подготовленные позиции им и их многочисленным родственникам со всем дико «нажитым» в стиле Абрамович-Лужков и многих других хохочущих и помахивающих русскому ограбленному народу из их прекрасного забугорного далёка. Им не нужна сильная Россия. Не нужна её сильная армия. Они боятся расплаты, гнева ограбленного народа. Русского народа Армии они Боятся! Им не нужна армия, способная защитить интересы своего народа ьи достать их ТАМ. Они её разваливают, а мы, народ русский, и это безропотно глотаем. Ну и нарррод же мы!!!!

    [Ответить]

Хочется высказаться? Оставьте комментарий!